У канала Dojraru более двух тысяч подписчиков и более 4 миллионов просмотров!

Филми нав – Ин беди баланд

Не пропустите новый клип!

Публикации > Культурная составляющая сельского развития

Культурная составляющая сельского развития

Главной целью проектов сельского развития в странах с низкими и средними доходами на душу населения выступает преодоление бедности. Обычно считают, что основным фактором снижения бедности выступает экономический рост. Экономический рост требует инвестиций. Предполагается, что частные собственники, появлению которых способствует процесс приватизации, сделают эффективные инвестиции. Таким образом, проекты развития, осуществлённые в постсоветском пространстве, исходили из следующей схемы:

Приватизация → инвестиции → экономический рост → снижение бедности.

Этой логике были подчинены многие проекты сельского развития, выполненные с участием международных организаций, при финансовой поддержке Британского министерства международного развития. В действительности контекст сельского развития и влияющие на него факторы оказался сложнее, чем описано в этой схеме.

Опыт реализации проектов в СНГ показал, что приватизация вызывает усиление неравенства сельских семей по уровню доходов. Это происходит и в случае уравнительного характера первоначального распределения, как это было с земельными долями в ходе реорганизации колхозов и совхозов. Сам факт перехода техники в частную собственность ограничивал доступ к ней большинства бывших колхозников. В условиях широкой бедности, когда доходы большинства жителей близки к прожиточному минимуму, - а именно это и произошло в России и других бывших советских республиках в 90-ые годы, - приватизация несёт значительные социальные риски. В таких условиях многие бедные получают реальный шанс впасть в нищету, поскольку дифференциация по уровню доходов вырастает сразу, – быстрее, чем сами доходы, для увеличения которых требуется экономический рост. Отсюда и неприятие приватизации в сельских сообществах, иногда открыто высказанное на собраниях желание «жить и умереть одним колхозом», но чаще – затаённое, по Джеймсу Скотту.

Так или иначе, приватизация совершилась, - появились собственники, последовали инвестиции. Но инвестиции отнюдь не обязательно сопровождаются ростом занятости, скорее наоборот: они способствуют росту производительности труда и тем самым высвобождению рабочих рук. Сфера обслуживания, развивающаяся сравнительно медленно, в том числе из-за низкой платежеспособности обедневшего сельского населения, не готова принять сокращённых на сельхозпредприятиях работников. Это означает ужесточение конкуренции на рынке труда и, как следствие, усиление напряжённости в отношениях и между работниками, пока ещё сохранившими свои места, и между безработными.

В условиях низкой правовой грамотности сельского населения и ломки обычного права расширение доступа к материальным ресурсам, достигнутое в результате приватизации, часто оказывалось скорее формальным, нежели реальным.

Хотя слишком низкие доходы обрекают многих на деградацию, расширение доступа к материальным ресурсам само по себе не является достаточным условием развития. А. Сен показал, что не существует значимой связи между уровнем доходов и продолжительностью жизни. Опыт работы в проектах сельского развития в Таджикистане подтверждает это: средний возраст смерти в более богатых пригородных кишлаках ниже, чем в более бедных отдалённых горных кишлаках. Рост продолжительности жизни является вроде бы бесспорным показателем развития, но не единственным. Молодые люди предпочитают долю гастарбайтера тихому прозябанию рядом с домашней скотиной в горных кишлаках – это их осознанный выбор: делая его, они знают, что риск возрастает. Неправомерно было бы лишать их этого выбора. Развитие многомерно, одним показателем его не охватишь – ни продолжительностью жизни, ни уровнем доходов.

Отвлечёмся пока от материальных ресурсов и посмотрим, что происходит с социальными ресурсами. Расширение доступа к этим ресурсам проявляется через увеличение числа рабочих мест и расширение прав в сфере труда, сельское самоуправление, доступ к правосудию и урегулированию споров.

Развитие информационных и производственных технологий повысило спрос на работников, обладающих соответствующей квалификацией. По данным МОТ, ежегодно в глобальной экономике создаётся около 40 млн рабочих мест, а на рынок труда впервые выходят 48 млн человек. Растущее население находит средства для выживания в рамках неформальной и криминальной экономики, - последняя представляет угрозу социальной и политической стабильности. Рост вооруженных конфликтов расширяет безработицу и нищету, разрушает социальную и экономическую инфраструктуру, затрудняет создание рабочих мест и содействие правам человека и трудовым нормам. Уровни безработицы среди молодежи, как для юношей, так и для девушек, почти вдвое превышают соответствующие показатели для экономически активного взрослого населения во всех регионах мира.

Эти процессы сопровождаются повсеместным снижением налогообложения высоких доходов – тем самым правительства лишаются механизма коррекции возросшего неравенства доходов.

Развитие, связанное с имущественными правами, осуществляется путём расширения доступа бедных к кредитам и снижения барьеров для малого бизнеса. Комиссия высокого уровня по преодолению бедности (при ООН) стремится определить, как для борьбы с бедностью использовать правовые инструменты в поисках оптимального сочетания земельных и трудовых ресурсов, имущественных и трудовых прав. Комиссия занята разработкой комплекса основных универсальных имущественных прав – по аналогии с установленными Декларацией МОТ основными принципами и правами в сфере труда. Для защиты этих прав и урегулирования множества конфликтов, возникающих, в частности, в ходе и по результатам приватизации, в странах с переходной экономикой был опробован механизм третейских судов. Ведётся поиск мирного и плодотворного сочетания труда и капитала в глобальном рынке. И всё-таки защитой имущественных прав бедных проблему бедности не решить – один из членов этой Комиссии, Алан Ларсон, отмечает: «Не умаляя значения доступа бедных к правосудию, будем помнить, что их основной ресурс – их собственный труд».

Хотя международное сообщество не отказывается от принципов Филадельфийской декларации, которая утверждает, что «труд не является товаром», рынки труда сегодня функционируют так же, как и прочие рынки. Спрос определяет предложение: необходимо делать то, что можно продать. Получается, что труд – это деятельность, производящая именно товар – то, что предназначено для продажи, другой труд в условиях глобализации быстро вытесняется.

Сложившиеся тенденции, а именно – рост дифференциации по доходам, неблагоприятные изменения на рынках труда, расширение полномочий органов сельского самоуправления при значительном сокращении их ресурсной базы (в России) - вызывают затруднённость диалога между разными социальными группами. Одновременно с этим агрессивный маркетинг формирует всё новые потребности и зависимости, что вызывает рост доли не занятых и сильно зависимых людей. Тем самым увеличивается потенциал агрессии.

Этим страшна бедность: люди перестают слышать и понимать друг друга. Они осознают себя в разных мирах, хотя и живут в одной стране. Представьте две категории жителей Москвы: одни имеют ежемесячный доход порядка трёх тысяч долларов, а другие – порядка 300 долларов. Обе категории отнюдь не малочисленны, но практически все сферы жизни – образование, здравоохранение, доступ к рабочим местам и возможности досуга – несопоставимы настолько, что им трудно даже представить проблемы друг друга.

Теперь рассмотрим главные ресурсы развития (и, соответственно, преодоления бедности) – человеческие. В международной практике они характеризуются:

  • уровнем образования (который хоть как-то измеряется современной статистикой),
  • уровнем здоровья (тоже как-то измеряется),
  • ожидаемой продолжительностью жизни (наиболее понятный для измерения показатель),
  • творческими способностями (неясно, как измерить).

Чиновники предпочитают оперировать измеряемыми показателями. То, что не подлежит измерению и оценке, остаётся вне рамок чиновной заботы, поскольку это трудно вставить в план и отчёт, чтобы получить положительную оценку собственных усилий. Эта особенность затрудняет признание творческого потенциала как фактора развития.

А.Сен, автор концепции человеческого развития, считает, что эту концепцию надо расширить, включив в неё культурное измерение развития. Причиной для этого служит обострение борьбы за контроль над землёй и другими ресурсами. При этом отождествление с определённой культурой, её практиками и символами часто выступает как механизм политической мобилизации.

Действительно, экономические проблемы, вызванные недостатком ресурсов, часто рядятся в национальные костюмы. Безработица, низкие доходы, ухудшение здоровья, низкое качество образования вызывают в людях стресс, усталость и ожесточение. Находятся и политики, которые стараются отвести возникшее недовольство от себя, направив его на внешние факторы: они используют символы и историю одной культуры для борьбы с представителями другой культуры. Когда борьба за ресурсы разгорается, ресурсов становится ещё меньше. Этому процессу можно противопоставить осознание того, что, несмотря на все различия в языках и обычаях, на глубинном уровне в различных культурах много общего.

Осознанию общих ценностей может способствовать, во-первых, обеспечение всеобщего доступа к образованию, которое позволило бы познакомиться с разными культурами и убедиться в наличии общих духовных ценностей, и, во-вторых, знакомство с народным искусством, воплощающим ценности, объединяющие представителей разных культур.

Народная культура, конечно, не исчерпывается содержанием или формами досуга, а представляет совокупность практик и норм, в русле которых развивается народное творчество. Сопричастность этому процессу делает жизнь селян более целостной и осмысленной, несмотря на все риски глобализации. Но если ничего не сделать для сохранения и развития народного искусства, его потенциал в сельской местности иссякнет, – это уже произошло во многих российских деревнях.

Таким образом, если мы хотим поддержать творческий потенциал народа и противостоять агрессии, проекты сельского развития и преодоления бедности надо ориентировать на культурную составляющую, не ограничивая их процессами приватизации, юридическими полномочиями малоимущих и экономическим ростом. Они должны включать знакомство с многообразием культур и поддержку свобод в сфере культуры, что должно послужить преодолению разобщённости. Особое значение получает обеспечение всеобщего доступа к образованию, которое бы позволило людям познакомиться с разными культурами, расширило бы их кругозор. Каждый должен глубоко знать свою культуру, но в то же время получить представление об иных культурах, - такое знание даёт возможность убедиться в общности духовных ценностей в разных культурах.

Процесс приватизации при определённых условиях может послужить эффективным средством расширения доступа к материальным ресурсам. Права собственности приучают к бережливости и ответственности за материальные ресурсы. Но приватизация и последующий переход к рынку не являются исчерпывающим механизмом развития. Мало запустить рыночный механизм: даже способствуя новым инвестициям и экономическому росту, сам по себе он не разрешает противоречий, выражающихся в бедности, разобщённости и агрессии. «Экономический рост сам по себе не представляет достаточных гарантий равенства, социального прогресса и возможностей для искоренения бедности».

Хотя сдерживание механизмов агрессии само по себе очень важно в настоящее время, значение культурной составляющей в развитии не сводится к такому сдерживанию. Народное искусство выражает, сохраняет и развивает творческий потенциал людей – а творческий человек найдёт и использует то уникальное сочетание доступных ресурсов, которое позволит ему не допустить бедности и справиться с последствиями катаклизмов. Я помню глаза поющих женщин в таджикском кишлаке: свою боль они сумели выразить в пении и тем самым победили её. И слышу слова Муаттарой, учительницы из самого бедного кишлака, сказанные на музыкальной встрече: «Здесь нет ни бедных, ни богатых – и каждому есть, чем поделиться».

В заключение несколько слов о преимуществах, которыми обладает в плане развития сельский образ жизни. Непосредственное взаимодействие с природой и не утраченный пока универсальный (а не узкопрофессиональный) характер труда позволили именно в сельской местности сохраниться очагам народной культуры, которая сохраняет объединяющие нас духовные ценности и во многом противостоит агрессивной поп-культуре, насаждаемой индустрией развлечений.

Галина Родионова

Статья опубликована в сборнике "Пути России: культура – общество – человек", материалы Международного симпозиума, МВШСЭН, М. 2008

Все права защищены.   
© Команда, 2012 - 2017.